logo_header

Украина готовится к решающей битве за Херсон

9 ноябрь 2022 г. 17:47от Institute for War and Peace Reporting (IWPR)
Поделиться:
vkok

Коллаж Дрон Медиа

У Зеленского не верят россиянам

Несмотря на сегодняшние заявления российских властей об отводе войск из захваченного ими ранее Херсона, украинцы не спешат радоваться. Советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк говорит, что Украина не видит признаков отступления российской армии без боя. "В городе сохраняется значительная часть российской группировки, в регион стягиваются дополнительные резервы. Украина освобождает территории, опираясь на данные разведки, а не на срежиссированные телевизионные заявления".

Руководитель Офиса украинского президента Андрей Ермак высказывается более туманно, но в целом в том же ключе: "Кто-то думает, что очень хитрый... Но мы на шаг впереди".

Похоже, что бои за освобождение южного украинского города Херсон еще впереди. Слишком уж это ценный для России трофей — единственный украинский областной центр, который россиянам удалось захватить после вторжения 24 февраля 2022 года.

Но и после освобождения города работа украинцев в этом регионе не закончится. Украинские следователи приступят к фиксации военных преступлений россиян на некогда оккупированных территориях, как это уже случалось ранее в освобожденных районах Киевской, Сумской, Черниговской и Харьковской областей.

Партнер Дрона — организация The Institute for War and Peace Reporting (IWPR) — опубликовала статью о том, с чем украинцы сталкиваются в освобожденных селах Херсонской области. Приводим русскую версию этого текста ниже.

Новопетровка, Херсонская область, правый берег Днепра. Фото Херсонской областной военной администрации Украины

С чем столкнутся украинцы после освобождения Херсона

Украинская армия ведет контрнаступление по всей линии фронта от Запорожья до Николаева на правом берегу реки Днепр, (которая рассекает всю Украину с севера на юг). По мере приближения украинских войск к Херсону, областному центру с довоенным населением в 290 000 человек, который с начала полномасштабного вторжения находился в руках русских, они описывают все больше свидетельств военных преступлений.

Боец спецназа, пожелавший остаться неназванным, сказал, что видел много случаев зверств русских на освобожденных территориях.

"Этого не покажут ни в одном фильме ужасов", — сказал солдат.

"Мы перехватывали разговоры российских военнослужащих и слышали, как они говорили, что мирных жителей, которые не сотрудничают (с оккупантами), следует убивать, — продолжил он. — Мы услышали приказ одного из русских командиров солдатам спросить у местных жителей, как пройти в определенную деревню, и немедленно убить (этих местных жителей)".

Женщина из освобожденного села Давыдов Брод в Херсонской области сообщила журналисту IWPR, что ее дочь изнасиловали российские солдаты: "Если она бы она отказалась провести с ними ночь, они убили бы ее мужа или избили бы ее ребенка".

Через мессенджер житель оккупированного Херсона Сергей рассказал, как в марте он попал в плен к россиянам и провел неделю взаперти в подвале, где его избивали и допрашивали следователи ФСБ. Позже его вывезли на бронетранспортере на передовую: "Российские солдаты (на передовой также) били меня и требовали информацию о вооруженных силах Украины. Когда поняли, что я ничего не знаю, отпустили и выбросили посреди поля. Вот так я и попал (назад) в Херсон, и теперь нахожусь здесь".

Сергей сказал, что Россия продолжает мобилизацию местного населения в оккупированном Херсоне, насильно вербуя мужчин для борьбы против своих соотечественников (оригинальная статья вышла 31 октября, с тех пор ситуация могла измениться, — Дрон). Однако он слышал, что мобилизованные уже обращались к украинским спецслужбам с вопросами о том, как сдаться в плен.

Сергей добавил, что российские солдаты мечтали о переезде в Херсонскую область: "Один (из них) рассказал мне, какой это хороший город. И что он перевезет сюда свою семью. Но я подумал, что ничего у него не получится".

Украиский спецназовец подтвердил, что российские оккупанты действительно привезли свои семьи в города Снигирёвка и в сам Херсон в начале новой фазы войны против Украины в феврале 2022 года. Некоторые из них снимали квартиры, а другие просто присваивали частные дома местных жителей. Однако за две недели до начала украинского контрнаступления они начали возвращать свои семьи обратно в Россию.

Российские солдаты также, похоже, бегут в некотором беспорядке по мере продвижения украинцев, часто просто оставляя свою боевую технику.

Ситуация напоминала аналогичную ситуацию в Харьковской области, когда российские солдаты также покинули свои позиции. Но спецназовец указал на ключевую разницу между южным и северным секторами.

"В херсонском направлении расстояние между селами небольшое — от двух до пяти километров. Когда мы освобождаем эти села, противник начинает обстрел артиллерией, снаряды постоянно летят в сторону наших позиций. Поэтому сохраняется запрет на въезд в эти села, как для населения, так и для волонтеров и журналистов. Это опасно. Иная ситуация в южном и северном секторах. Там военные, освободившие территорию, могут сразу перейти к обороне, потому что удаленность от населенных пунктов больше".

Он также рассказал, как местные жители встречали украинские войска после крайне тяжелых условий оккупации. Местные жители из освобожденных деревень собрались вместе, чтобы жить в домах, уцелевших после бомбардировки. С приближением зимы в большинстве оккупированных деревень нет электричества, отопления и воды, поэтому жители выживают, готовя еду на костре и разжигая костры, чтобы согреться.

Командир группы украинского спецназа заявил, что боевой дух украинских солдат остается высоким, несмотря на сложность боевых действий на Южном фронте: "Сейчас мы делаем все, чтобы освободить всю область и всю территорию Украины. Думаю, в ближайшее время мы освободим Херсонскую область и двинемся дальше. Мы будем идти до конца".

Российские оккупационные власти в Херсоне ранее объявляли об "эвакуации" местного населения на левый берег Днепра и в Россию из-за угрозы контрнаступления украинских войск. Украинские власти расценили это как депортацию и попытку изменить демографический состав на оккупированных территориях, что прямо запрещено Женевской конвенцией.