logo_header

"Раньше я был идейным, теперь во всем сомневаюсь"

8 ноябрь 2022 г. 15:18от Роман Пропп and Кирилл Букетов
Поделиться:
vkok

На следующий день после объявления "частичной" мобилизации Артур (имя изменено по просьбе героя) из Новосибирска получил повестку и отправился на точку сбора. Теперь он пишет в соцсетех о летних берцах в -2 по Цельсию и о пьющих мотострелках. Незадолго до отправки Артур рассказал нам о том, как он попал в лагерь мобилизованных и что там увидел. Почему россияне идут на войну с украинцами и верят ли государственной пропаганде? Приводим слова Артура без купюр. Редакция Дрона не разделяет позицию собеседника по многим вопросам, но считает важным продемонстрировать ее своим читателям.

Коллаж Дрон Медиа

— Как вам вручили повестку?

— 21-го объявили мобилизацию, 22-го мне на работу принесли повестку. Я даже среагировать не успел никак. Был вариант уволиться задним числом, там можно было договориться. 21-го числа я собирался с обрезом в тайгу, но, когда увидел повестку, начал вспоминать лица друзей, знакомых, парней которых могут призвать. Я могу точно сказать, что такое для меня Родина, не у всех есть такое понимание.

— А что для вас Родина?

— Это мои друзья, близкие, работа, на которой я много времени провел, вложил в нее много сил и собственных денег, государство ведь не помогает бизнесу. Вспомнил ребят, которых я из наркоманской зависимости вытащил. Музыкантов, которым помогал. Я откошу, следующим заберут кого-то из них. Тесть у меня, например, капитан в войсках. Если его сейчас под старость призовут, то что ему там делать?

Я просто решил, что буду защищать свою Родину, а вот от кого, это вопрос другой. От украинцев ли, которые на нас типа “напали”, от НАТО ли, которое типа с нами “воюет”, а может быть от нашего государства. Песков (Дмитрий, пресс-секретарь президента РФ) заявлял, что мобилизации не будет, через несколько дней бац и есть, 23 февраля все орали, что мы Киев за три дня возьмем, а тут что-то не получилось. Вроде обещали всем обеспечить, а по факту тебе дают летние берцы и делай что хочешь с ними в -2 градуса, под снегом и на учениях. Печку в палатку выдали с боем, просыпался с ледяными ногами.

Врученная повестка / korrespondent.net

— Очень часто появляется информация, что мобилизованным не хватает амуниции. Как с этим обстоят дела в вашем лагере?

— Сегодня командир роты отпустил меня в город, я на свои 23 тысячи закупился. До этого я еще 80 потратил. Купил рюкзак, носки, трусы, термобелье в котором будет тепло и комфортно. Купил костюм верхний удобный. Тот который тут выдают абсолютно деревянный, я в таком срочку служил – намучился, в нем мобильно что-то делать невозможно. Сегодня взял еще кевларовую защиту на пах, "поджопник" из кевлара тоже купил. Сам кевлар стал очень дорогой, 8.5 тысяч только на "поджопник" потратил.

Солдатская амуниция/ Салават Камалетдинов “Татар-инфо”

— Рассказывают о хаосе в лагере. Насколько это правда?

— Далеко ходить не надо, если между палаток пройтись, то тут столько дебилов. Наркомана вчера увезли, он передознулся, нам из-за этого закрыли возможность встречаться с близкими, которые могут тебе что-то передать. Это принцип армии: всегда найдется, какой-то дебил, который всем обломает жизнь.

— Как родные отнеслись к тому, что вы пойдете на войну?

— Жена сразу сказала, что не отпустит. Мать всегда поддерживала любой мой выбор, приняла как есть. Сейчас они пытаются сделать все возможное, чтобы как-то меня вытащить через военкома. Собирали подписи, записывали видео с молодежью, которой я помог. За день более ста подписей собрали. Но, опять же, что значит пошел на войну? Не я пошел на войну, а меня призвали по мобилизации. Я не доброволец и не контрактник, я мобилизованный. Уже тут меня звали в добровольческие организации, говорили, что платить больше будут, экипировка лучше, чему-то учат, но я отказался. Сразу сказал, что не доброволец, на что мне сказали, что "никого это не волнует". Ответил, что меня волнует.

Жена у военкомата / Балашиха. Новости

— Вы активно пишете в социальных сетях о проблемах, с которыми сталкиваетесь. Командование об этом знает?

— Нет, но если бы знали, то задали бы мне пару вопросов. Это же военные, какие им соцсети.

— Не боитесь, что сотрудники ФСБ увидят?

— А что они мне сделают? Повестку выдадут? Оно вообще, как работает, если ты на срочке, ты идешь один по плацу и тебе уже страшно. Вдруг пройдет майор, а ты неправильно ему воинское приветствие отдашь и в наряд залетишь. Тут все не совсем так. У нас построили полк, подполковник начал орать, кого-то строить, уставщину наводить. Мы после всего этого подошли и напрямую сказали: “Ты че, дядь, ниче не боишься? Прикинь, мы все там окажемся, ты же понимаешь, что мы с тобой сделаем? Мы не срочники и не контрактники, нам это вообще нахер не надо. Ты лучше обучи нас и организуй, чтобы мы в первый день там все не померли. Относись к нам, пожалуйста, с уважением. Мы Родину защищать пришли, а не твои приколы исполнять”. Он успокоился.

— Вам сказали уже как и куда будут отправлять?

— Еще в военкомате сказали, что мы на оккупированных территориях будем, но кто его знает. Срок отправления – месяц после того, как прибыли сюда. Я думал, что мы когда приедем в Украину, нас смешают с теми, кто там давно – нет, сказали, как тут сформируем полк, так там и будете, думаю “Ну классно, бл*”.

— Как вы относитесь к тому, что вас призвали?

— Тут сложно, если я раньше был человеком слепо идейным, то теперь во всем сомневаюсь и не доверяю ничему, что не увидел сам…

(На этом моменте Артур замолчал, через некоторое время тихо продолжил)

— Сейчас я подальше отойду, мою позицию здесь не сказал бы, что все разделяют. Вы понимаете… У меня в роте есть прямо активисты такие “Все, давайте себе шевроны купим с буквами “Z”, жена привезет”. Я стою и думаю, “нет, спасибо”. Таких в целом много. Много при этом и чуваков, которым пофиг, они приехали и начали бухать.

— Те, кто против войны есть?

— Те, кто против давно уже в Казахстане или ногу себе сломали. Они откосили всеми доступными методами.

— Вы сказали, что были идейным человеком, как происходила смена парадигмы?

— В студенчестве я был дико яростным патриотом, на работе проводил много патриотических мероприятий, участвовал в военных спектаклях. Как закончил универ пошел в военкомат, говорю “возьмите меня, пожалуйста”, но оказалось, что отсрочка действует до конца весеннего призыва, мне сказали, что осенью заберут. Я расстроившись решил ждать и через какое-то время мне предложили место, я согласился.

— Как проходила ваша служба?

— Я 4 месяца служил в закрытом городе, во внутренних войсках. Служил честно, как все бойцы. Курс молодого бойца был лютый, проходили без поблажек. Потом меня отправили в Новосибирск, в ментобат, мы, будучи военнослужащими, в форме полицейских, выполняли разные задачи: кто-то город патрулировал, кто-то стоял на матчах, чтобы болельщиков, если что успокоить.

На митингах (в поддержку оппозиционного российского политика Алексея) Навального мы сидели в "пазиках" возле мэрии в костюмах "космонавтов". Я листал Twitter и видел, как мои друзья писали "я на митинг, приходите все", говорил им, чтобы валили оттуда. Я под трибунал не хочу, "если мне прикажут вас бить — буду бить". Так и проходила моя служба.

“Космонавты” на митинге в поддержку Навального 2018 Новосибирск/ ндн.инфо

— Как сейчас вы смотрите на эти события? Вы все так же ярый патриот?

— Патриотом я не перестал быть, но ко многим вещам изменилось отношение. Например, к армии. Сейчас я думаю, что это место инфернальной безответственности.

— Вы получаете информацию о том, что мобилизованные, так же, как и вы уже погибают в Украине?

— Конечно, доходят, Telegram никуда не делся, у всех есть. Спрашиваем командиров, общаемся с ними. Наш капитан сразу сказал: “Я сделаю все, чтобы с вами такого не случилось”. Мне сейчас повезло, я попал в разведку, у нас обучение очень крутое, я из-за своей физической подготовки с трудом вывожу, отвык бегать. Стараюсь все задачи выполнять, чтобы не выкинули к мотострелкам. На них все болт положили, они просто бухают, их никто ничему не учит. Из них просто готовят мясо, чтобы они рюмку водки выпили и побежали на перевес с саперной лопаткой крича "ура".

— Вы слышали про Бучу, Мариуполь?

— Мариуполь, вы имеете в виду, что город весь разбомбили нахрен? До меня доходит информация с обеих сторон, и она искажена и там, и там. Пока я сам не увижу украинских солдат, использующих народ, как живой щит, я в это не поверю. Что касается Бучи, мне очень близка "киселевская" версия. Что Путина называли в иностранных СМИ мясником, а на английском это буча (butcher), как будто игра на ассоциациях. Я не знаю, как там было, но это выглядит как реальная маркетинговая история, это очень похоже на правду, и я даже верю в это. Что запад такой "прикол" придумал, прикол, б*я…

— Как вы сами к войне относитесь?

— После признания ДНР и ЛНР понял, что власть теряет связь с реальностью. После начала спецоперации, люди начали писать, что идет война, их начали сажать за это, я подумал “да вы совсем там еб**лись”. У меня полное отторжение от происходящего, но после моего попадания в лагерь все стало сложнее. Тут же есть ребята из ЧВК и те, у кого контракт закончился, они оттуда вернулись и сюда попали. Их совсем мало, но они рассказывают, что украинцы творят – это страшное дело. Сейчас, я когда пообщался с противоположной стороной мне становится в принципе понятно, зачем мужики туда едут. Многие не просто "бабок" заработать едут, а реально едут спасать и защищать. Могу пересказать историю парня, который был под Харьковом, в тылу: "На границе с Харьковым, весит огромная надпись "Добро пожаловать в Харьков" и на ней висят тела трех российских солдат. У них отрезаны члены и вставлены им в рот". (Редакция Дрона не может подтвердить эти слова и приводит их исключительно для понимания, какие истории рассказывают мобилизованным россиянам, — ред.). Такого типа истории рассказывают. Из рассказов складывается ощущение, что у украинцев тактика ведения боя скотская. Говорят, про то, что оставляют один испорченный патрон в магазине. Если ты его потом себе вставишь, то тебе руку оторвет или лицо повредит сильно. Все, кто там был говорят, что тактика войны не убить, а покалечить или унизить.

Но опять же, я пока сам не увижу – не поверю. Насколько это было действительно вторжение и на сколько эти территории действительно чужие смогу точно ответить, только когда увижу все своими глазами. Так же, как и про есть ли там нацисты или нет. Сейчас у меня нет ответов на эти вопросы, поэтому и отношения у меня нет.