logo_header

Зачем Украина принудительно передала акции частных заводов Минобороны

9 ноябрь 2022 г. 08:46от Андрей Яницкий
Поделиться:
vkok

Слева направо: премьер-министр Украины Денис Шмыгаль, секретарь Совета нацбезопасности и обороны Украины (СНБО) Алексей Данилов и министр обороны Украины Алексей Резников 7 ноября объявляют об отчуждении акций частных заводов на военное время. Фото СНБО

Что случилось

Украинская комиссия по ценным бумагам принудительно передала акции пяти крупных компаний государству. Такое решение приняла Ставка главнокомандующего президента Украины Владимира Зеленского 5 ноября, на следующий день в полной тайне прошли все технические операции по передаче акций и только 7 ноября премьер-министр страны Денис Шмыгаль объявил об этом решении на брифинге. Своих активов лишились акционеры компаний "Мотор Сич", "Запорожтрансформатор", "АвтоКрАЗ", "Укрнафта" и "Укртатанафта". Изъятые активы получили статус военного имущества и были переданы Министерству обороны Украины. Хотя сперва в прессе это решение называли национализацией, украинские власти говорят о временном изъятии активов в связи с военной необходимостью и обещают вернуть компании владельцам после войны или выплатить компенсацию.

Что это за компании и кто их владельцы

  • "Мотор Сич" — один из крупнейших в мире производителей двигателей для самолетов и вертолетов и промышленных газотурбинных установок. В конце октября теперь уже бывшего владельца "Мотор Сичи" Вячеслава Богуслаева арестовали на два месяца на время следствия по обвинению в предательстве и помощи России. Служба безопасности Украины узнала о его связях с российской корпорацией "Ростех" и о поставках авиадвигателей России во время войны с Украиной. Журналисты "Радио Свобода" обнаружили, что Богуслаев уже 22 года имеет российский паспорт.
  • "Запорожтрансофрматор" — компания принадлежала российско-украинскому олигарху Константину Григоришину, производит оборудование для энергетической инфраструктуры. Предприятие сейчас не работает.
  • "АвтоКрАЗ" — производитель грузовых авто и колесной военной техники, входило в бизнес-империю олигарха Константина Жеваго. В 2021 году украинское бюро Интерпола подало его в международный розыск по делу о растрате 113 млн долларов обанкротившегося банка "Финансы и кредит".
  • "Укрнафта" — национальная нефтедобывающая компания, где контрольный пакет у государства, но 42% акций контролируют структуры олигархов из неформальной группы Приват Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова.
  • Им же и бизнесмену Александру Ярославскому принадлежат 56% в нефтеперерабатывающей компании "Укртатнафта".

Что теперь будет с компаниями

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль пообещал загрузить заводы работой: "Они должны работать 24/7 для нужд нашего государства... Те, кто работает, продолжат работать. Будет больше заказов и гарантий от государства. Те, которые не работали на сегодня, их работа будет возобновлена, трудовые коллективы вернутся к работе. Их потенциал будет использован полностью".

Украинские власти уже поменяли наблюдательные советы компаний. Издание РБК-Украина также пишет и о скорой смене топ-менеджеров.

После войны власти должны будут вернуть акции владельцам или компенсации в течение пяти бюджетных периодов, то есть в течение пяти лет.

Как оценивают это решение

Публичной реакции крупных владельцев компаний еще не было, миноритарные акционеры "Укрнафты" заявили в комментарии изданию "Экономическая правда", что ожидают на справедливую компенсацию в обмен на свои акции.

Экономисты по-разному оценивают решение властей.

"Военным коммунизмом на фондовом рынке" назвал это известный украинский инвестбанкир Сергей Фурса: "Как вы думаете, что скажут инвесторы, у которых тупо забрали их собственность? Придут ли они снова инвестировать. Или решат, что Украина – это та же Венесуэла в профиль?"

"Это решение в принципе правильное, потому что есть те активы, которые имеют для государства стратегическое значение. Я только удивлен, почему это случилось так поздно?" — сказал в эфире телеканала Espreso.tv Евгений Дубогрыз, ассоциированный эксперт аналитического центра CASE Украина. Хотя и он признает, что для мирных времен такое решение выглядело бы "дико".