Территория войны: правила жизни в Херсоне. Репортаж "Дрона", часть вторая Пропустить содержание

Территория войны: правила жизни в Херсоне. Репортаж "Дрона", часть вторая

6 месяцев назад
Ксения Келеберда 4 минут чтения
+ + + +
Последствия обстрелов Херсона. Фото: Государственная служба по чрезвычайны ситуациям (ГСЧС) Украины

Вторая часть репортажа журналиста Ксении Келеберды для "Дрона" из Херсона. Первая была опубликована 27 декабря.

Смысл

В Херсоне главное - найти то за что можно держаться - и тогда жизнь в городе, где почти нет жизни, обретает смысл.

Врач Елена Олейник видит его в том, что помогает нашим раненым солдатам. В городе осталась два врача ее специализации. Она работает на аппарате УЗИ. И работы очень много. Это мой долг, говорит она, мой вклад в победу Украины.

Больницы, поликлиники, станция переливания крови - цели россиян. Туда "прилетало" и продолжает "прилетать". Погиб молодой врач, медсестра, есть раненные и травмированные медработники. Но у них свой фронт, и они его держат.

Очень трудно ответить на вопрос херсонцам о том, действительно ли они такие несгибаемые или им не хватает сил и денег, чтобы уехать из дома и начать новую жизнь?

Писательница Алена Маляренко отвечает так: "И то и другое, и еще много факторов. Херсонцы, хоть и травмированные и замученные, - ироничные хитроумные анархисты, и раньше выживавшие вопреки обстоятельствам и непрофессиональным, жадным руководителям и сейчас так. Они знают, что не очень кому-то нужны вне родной улицы - потому и держатся своих улиц и домов."

Она говорит, что у нее и ее знакомых есть упрямое волевое решение сцепить зубы и не позволить "выкурить нас из родного города". "Это нелогично, иррационально - я согласна. Но подвиг и героизм, пусть и такой обыденный, всегда иррациональны", - добавляет она.

Парикмахер Наталья Миколюк живет в пригородном поселке Чернобаевка. Ездит на работу в Херсон. Она бренд-мастер по окраске волос и в городе у нее есть клиенты.

Она часто ездит с мастер-классами по другим городам, и нашла бы там работу, но уезжать из Чернобаевки не собирается. Говорит, что не может оставить своих людей.

- Как же там люди без меня? У нас все дружные, помогаем друг другу. Я умею оказывать первую помощь. После обстрелов всегда с аптечкой бегу к пострадавшим. У меня получается. Недавно из под завалов вытащили дедушку. До приезда скорой я его стабилизировала. Больше чем россиян, я ненавижу наших коллаборантов. Им рядом с нами не жить.

Семья Натальи встречала Рождество этого года в декабре, оставаясь в подвале, ведь сейчас обстрелы Херсона участились, и предместьям - Антоновке, Чернобаевке, Камышанам - достается очень сильно.

Остаться, вернуться или уехать

Из окна автора этого репортажа, на седьмом этаже, видна река Днепр и плавни. Там, всего лишь в двух километрах, армия РФ. Оттуда летит в город смерть.

Каждый вечер автор выходит на балкон и считает светящиеся окна в доме напротив. В мае их было до десяти - всего десять светящихся окон на весь дом. В декабре насчитала 24 окна.

По официальны данным, в городе, в котором до войны проживали чуть меньше 300 тыс. человек, сейчас живет 100 тысяч. Активны более 85 тыс. номеров мобильных телефонов. Люди возвращаются. И не потому, что в городе стало безопаснее.

"Год прожила в Болгарии, а потом закончились деньги в тумбочке", -  шутит Ирина Зинкова, руководитель детской изостудии. Она собрала своих учеников, оставшихся в Херсоне, проводит занятия и устраивает для них праздники - вместе отмечают дни рождения, готовятся к Новому Году.

Детям в Херсоне очень нужны праздники. Они приходят на мастер-классы, на утренники, которые устраивают в бомбоубежищах, берут подарки и улыбаются. И очень боятся громких звуков, напоминающих об обстрелах.

"На утреннике заиграла музыка, а малыш зажал руками уши и вышел из комнаты. Я только потом догадалась, почему у него такая реакция на громкую музыку", - рассказывает Ирина Сербул, заместитель директора - начальник отдела по социальной работе в Херсонский городской центр социальных служб для семьи, детей и молодежи.

Бурные дискуссии херсонцев в социальных сетях сходятся к одному - детей нужно вывозить из города.

Владимир Сагайдак, директор Херсонского центра социально-психологической реабилитации детей, говорит, что если бы детей с родителями селили в гостиницы и у них были бы гарантированные средства на жизнь, люди бы уехали. А ехать в неизвестность без денег люди не решаются.

По официальным данным, за 10,5 месяцев (с 9 февраля по 23 декабря 2023 года) в Херсоне и пригородах были повреждены 2234 жилых дома. С момента освобождения Херсона пострадали от обстрелов три спортивных сооружения, 17 заведений культуры, 37 объектов здравоохранения и аптек.

Популярные новости

1
2
3
4
5
6
7
Подпишитесь на наш телеграм канал — источных актуальных новостей от создателей «ДРОН МЕДИА». Этот канал действительно помогает понимать происходящее.
Подписаться на канал