logo_header

"Тихие" подвиги: истории гражданских героев войны в Украине

24 августа 2022 г. 08:51от Андрей Любарец
Поделиться:
vkok

Война — экстремальное время, которое требует от людей экстраординарных поступков. В военных условиях порой даже выполнение своих ежедневных рабочих заданий или помощь друзьям и соседям требуют огромной смелости и героизма. Среди многочисленных историй "тихого" бытового героизма "Дрон Медиа" отобрал истории четырех гражданских украинцев, которые, рискуя своей жизнью, помогали другим людям и животным.

Ася Стерлинская, основательница приюта для домашних животных, Гостомель

Фото: "Слідство.інфо"

Ася Вильгельмовна Стерлинская — 78-летняя зооактивистка, основательница нескольких зоозащитных организаций и приюта для домашних животных в городе Гостомеле в 25 км от Киева.

В прошлом Ася Серпинская — ученая и преподаватель, кандидат физико-математических наук. Выйдя на пенсию в 2000 году, заложила собственную квартиру в Киеве и купила бывшее помещение коровника в Гостомеле. Вместе со своей семьей и с помощью волонтеров она передала его в большой приют для животных.

В приюте помогали социализироваться котам и собакам, которые стали жертвами человеческой жестокости. На момент начала войны там находилось около 800 собак и 200 кошек. На его территории приюта также находится один из крупнейших в Украине ветеринарный госпиталь.

Вдобавок к своим животным во время войны там приютили птиц, котов и собак из частной коллекции животных на ферме в помещении по соседству. Хозяина животных ранили в первые дни нападения на город.

Гостомель имел важное значение в военных планах российской армии. Военные смогли высадиться в городе в первый же день полномасштабного вторжения. Именно через военный аэропорт в Гостомеле Россия планировала десантировать свои войска для штурма Киева. В феврале – марте происходили ожесточенные бои за город.

Некоторые хозяева приютов, когда понимали, что окажутся под оккупацией или в зоне боевых действий, просто открывали клетки и выпускали животных, а сами эвакуировались на более безопасную территорию. Некоторые пытались перевезти хотя бы часть животных с собой. Ася Серпинская и ее команда были среди немногих наиболее смелых зоозащитников, которые взяли на себя ответственность продолжать ухаживать за животными в крайне небезопасных условиях.

Утром 24 февраля, узнав о начале "большой войны", Ася Вильгельмовна выехала из своей киевской квартиры в приют, чтобы помочь своим работникам, даже несмотря на то что со стороны аэропорта уже доносились взрывы.

Вокруг территории заповедника находилось несколько позиций российских войск. Таким образом они фактически взяли приют в кольцо. К тому же российские вертолеты пролетали над территорией приюта во время попыток захватить аэропорт. Так он оказался в эпицентре боевых действий. Но приют не останавливал свою работу ни на один день.

На его территорию прилетали осколки мин и разряды крупнокалиберного пулемета. От них погибли около 16 собак. Еще около 200 собак не удалось удержать в приюте. Они разбежались в страхе от взрывов. Хозяйка приюта вспоминает, что животные настолько боялись взрывов, что самостоятельно расшатывали металлические сетки или делали под ними подкопы.

Не меньшую опасность представляла угроза голодной смерти животных. Вследствие артиллерийских атак на позиции российский войск несколько раз приют оказывался без электроэнергии. Следовательно, не работал насос, благодаря которому работники приюта получали воду для животных.

В разгар боевых действий обеспечивать приют отказывались и украинские военные, и представители Красного Креста. Помочь в этой ситуации смогла только семья Аси Вильгельмовны. Ее внучка Маша Вронская смогла добыть генератор — дефицитный в военных условиях товар. А 78-летний муж Аси Вильгельмовны Валерий на свой страх и риск вез в Гостомель генератор и корм для животных обходными дорогами.

За день до выхода российских войск из Гостомеля в апреле российские солдаты стали обвинять работников приюта в том, что они работают наводчиками для украинской артиллерии. Одного работника, спрятавшего свой мобильный телефон, российские военные забрали и пытали всю ночь. Возможно, именно скорое отступление российских войск спасло ему жизнь.

"Не было страха. Потому что ответственность была сильнее, чем страх. Я говорю своим работникам: "Это наш фронт" — так Ася Серпинская объясняет, как находила силы поддерживать приют.

Антон Сененко и Андрей Пивень, эвакуаторы, Ирпень

Фото: Хмарочос

Антон Сененко — ученый-физик и популяризатор науки, старший научный сотрудник украинской Академии наук. Андрей Пивень — инструктор в спортивном комплексе в центре Киева. Они познакомились и стали друзьями в 2014 году на Евромайдане. В 2014–2016 годах вместе занимались волонтерством, обеспечивая военных на востоке страны.

После начала войны вывезли свои семьи за границу, а сами пытались вступить в территориальную оборону. Но в первые дни войны для всех желающих там просто не хватало оружия. Потому друзья решили опять заняться волонтерством.

На семейном автомобиле Антона в начале марта они сперва доставляли продукты и помощь по разным районам столицы, а в марте стали отправлять помощь в Ирпень.

Ирпень находился в зоне активных боевых действий большую часть марта. Украинские и российские войска вели напряженную борьбу за контроль городом. Желающие покинуть город заполняли освобожденные от продуктов автомобили.

После того как военные действия в городе усилились, а единственный мост, по которому можно было перебраться через реку Ирпень в сторону Киева, был взорван, волонтеры стали заниматься эвакуацией людей. Им приходили запросы на эвакуацию людей, которым не удалось самостоятельно покинуть город. Некоторые из них были ранены и находились в тяжелом состоянии. Друзьям так часто приходилось выносить таких людей, что у Антона начались проблемы со спиной.

Перевозить людей приходилось в авто с разбитым стеклом. Почти каждый день волонтеры меняли колеса на авто, которые страдали от осколков снарядов и мусора на дороге. В отличие от других волонтеров-эвакуаторов они не были местными и почти не знали города.

Из-за взорванного моста через реку Ирпень (единственная дорога в сторону Киева) логистика эвакуации была проблемной и делилась на три этапа: от самого Ирпеня до разрушенного моста в селе Романовка, переход реки вброд (под контролем МЧС и полиции) и дальнейшая дорога на Киев. Андрей и Антон в разное время работали на каждом из этапов эвакуации. Например, помогали сооружать временную переправу через реку из досок.

Андрей и Антон признают, что часто вели себя слишком авантюрно, во многом им повезло, что они остались живы.

Например, 5 марта колонна, в составе которой находилось их авто, попала под обстрел российского БТР. Андрей и Антон не успели отступить и фактически оказались в окружении российских войск. Вместе с 200 местными жителями они прятались в подвале церкви. Другие коллеги-волонтеры убедили украинских военных вывезти их во время перерывов между обстрелами. Трое морпехов, рискуя своими жизнями, нашли волонтеров и эвакуировали их. На своей Facebook-странице Антон назвал этот день самым трудным в своей жизни. Но уже на следующий день друзья опять вернулись в Ирпень.

После того как из Киевской области ушли российские войска, Андрей и Антон продолжили заниматься волонтерством — делали поставки на фронт, завозили из-за границы автомобили для украинской армии.

Андрей Евмененко, пожарный, Чернигов

Фото: Platforma

Андрей Евмененко — потомственный пожарный из Чернигова. Андрей работает в службе с 2008 года. За это время он стал командиром отделения пожарно-спасательной части.

Чернигов — один из наиболее пострадавших за время полномасштабной войны крупных городов Украины. Три недели интенсивных бомбардировок российской артиллерии и авиации в марте поставили его на грань гуманитарной катастрофы. В Чернигове пропадали электричество, вода, газ и мобильная связь. По словам мэра Владислава Атрошенка, некоторые районы города были уничтожены на 70%. Всего от обстрелов погибло около 500 жителей города.

Андрей был в отпуске 24 февраля. Но все пожарные части города объявили сбор "Авария" — ситуацию, когда в часть должен прибыть весь личный состав. Андрей вывез из города свою семью и поехал на службу. В своей квартире он впервые оказался уже в апреле, после того как российские войска покинули Черниговскую область. Недалеко от его дома находилась военная часть. Андрей посчитал, что жить там небезопасно. Вместе с 40 коллегами он жил в подвале пожарной части. Впрочем, даже это помещение пострадало от взрыва российской бомбы неподалеку. Осколки побили окна, машины и разорвали газовую трубу под землей.

Первый выезд состоялся уже на второй день войны. "А дальше пожаров стало так много, что в какой-то момент я сбился со счета. Магазины, дома, школы, рынки, больницы, нефтебаза, заправки… Иногда мы не успевали погасить один пожар, как тут же рядом прилетал снаряд и загорался другой. Фактически мы работали под постоянными обстрелами", — вспоминает пожарный.

3 марта, освобождая людей из горящей от удара российских ракет многоэтажки, Андрей посмотрел в окно 12-го этажа и увидел, что горит буквально весь город. Это создавало чувство полной беспомощности. В тот день российские войска атаковали многочисленные здания и объекты инфраструктуры в микрорайоне "Подусовка".

Ситуация в городе значительно ухудшилась на третью неделю войны. От российских обстрелов пострадали трубопроводы, пожарные больше не могли брать воду с гидрантов. Вместо этого приходилось пополнять запасы из рек и специальных пожарных водоемов. Приходилось тушить пожары только до того состояния, чтобы они не переходили на соседние здания, и после этого сразу выезжать на новый объект. Нормальное водоснабжение удалось восстановить только 1 апреля, после ухода российских войск с территории области.

Известно про гибель трех пожарных в Чернигове во время боевых действий. Один из них погиб во время работы.

За м— есяц Андрей от истощения похудел на 8 килограммов.