logo_header

Почему я вышел на пикет в Москве. Монолог российского активиста

12 октября 2022 г. 17:10от Дрон Медиа
Поделиться:
vkok

Коллаж Дрон Медиа

Новосибирец Владимир Салтевский приехал в Москву и вышел с плакатом в цветах украинского флага под стены телестудии “Россия 1”. И тут же был задержан. Специально для Дрона он написал о мотивах своего поступка.

Как все начиналось

Началось все в 2011 году, с фальсификаций на выборах в Госдуму. 10 декабря по всей стране люди вышли на массовые протесты. И я, чиновник Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка и бывший сотрудник Федеральной антимонопольной службы, тоже вышел на митинг в Новосибирске.

Сегодня чиновник на протесте — редкость. А 11 лет назад это укладывалось в мою картину мира. Я же шел на госслужбу служить людям. И власть, которая людей обманула, должна была ответить.

Вообще, это нонсенс – во мне протестность воспитало старшее поколение, которое обычно обвиняют в максимальной лояльности власти. Чувство справедливости мне дали именно они, я рос очень “правильным” ребенком в неправильное время. Шлейф 90-х, о котором постоянно говорят, это не просто разговоры. Я рос в эту эпоху, когда отцу выдавали вместо зарплаты какие-то сух пайки и талоны на еду. Живя в такой абсолютно бедной семье во мне, родилось чувство справедливости. В старших классах школы я решил, что пойду работать в гос органы на благо страны и людей, которые в ней живут.

Спустя полгода после протестов на Болотной площади, и своего выхода на митинг в Новосибирске, я уволился. Отношение руководства ко мне было предвзятое, перспектив продвижения по службе никаких. Пошел в коммерцию, в рекламный и издательский бизнес, параллельно учился в аспирантуре.

Активизм после ухода с должности чиновника я не забросил. Создал ячейку Общественного антикоррупционного комитета (ОКР) в университете, участвовал в семинарах “Голоса”, баллотировался по списку “Справедливой России”.

После фильма “Он вам не Димон” в 2017 году Россию захлестнула новая волна протестов. Наша университетская ячейка ОКР запустила ютуб-канал, где поднимались проблемы региона. А после появления Штаба Навального в Новосибирске начал помогать и там: разносил агитацию, ходил на митинги, был наблюдателем на выборах.

После разгрома Штабов Навального в 2021 году на какое-то время выпал из общественной жизни. Не понимал, как сопротивляться режиму.

После февраля

Рупором антивоенной риторики в России после 24 февраля стало движение “Весна”. По их призыву я снова вышел на протесты 2 апреля и 9 мая.

Поскольку в моей семье (как и у большинства) старшее поколение безоговорочно верит телевизионной пропаганде, следующую свою акцию я задумал у стен логова пропагандистов.

Сперва планировал выйти под здание телеканала в Новосибирске. Но затем решил ехать туда, где сидят самые ярые последователи Геббельса и Радио тысячи холмов, — в Москву, под стены телеканала “Россия 1”.

Я приехал в столицу за пару дней до 21 сентября, чтобы подготовить перформанс и провести разведку на местности. Сейчас мало кто вспомнит, что 21-го человечество отмечало Международный день мира – праздник, учреждённый ООН. Именно этому событию и был посвящен мой плакат.

Но утром Владимир Путин объявил о мобилизации. Плакат пришлось спешно переделывать всю ночь. Я хотел своим пикетом “плюнуть в лицо” всем упырям, которые рассказывают про укронацистов, бандеровцев, фашистов.

Вышло даже лучше, чем планировал. Во время пикета из здания вышла Скабеева, и я высказал ей мнение о “работе” телеканала за последние восемь лет. Еще несколько сотрудников телеканала бросили негативные реплики в мою сторону, но бурного обсуждения с пропагандистами не получилось. Люди, в основном, просто снимали меня на телефон.

Через полчаса подъехала полицейская машина, сотрудники полиции скрутили меня и увезли в отдел. Там кормили единожды в сутки перловкой, галетами и чаем с сахаром, воды дали только два стакана после многочисленных просьб и только поздним вечером, свет в камере на ночь не выключали, не позволяли сменить отсыревшие носки и достать из изъятого рюкзака личные гигиенические принадлежности, например, зубную щетку.

Впрочем, это сущие пустяки по сравнению с тем, чтобы быть убитым или стать убийцей на неправедной войне за дворцы, яхты и виноградники главных русофобов нашей страны.

Что теперь

За пикет меня обвинили по двум статьям: ч. 1 ст. 19.3 – это неповиновение сотрудникам полиции при аресте и ч. 1 ст. 20.3.3 – это “дискредитация” вооруженных сил России (за надпись на плакате). Штрафа я за них получил 4 и 40 тысяч рублей соответственно (около 60 и 600 долларов). Обжаловал наказание в Мосгорсуде, но понятное дело, что это лишь оттягивание неизбежного, никто не признает меня невиновным.

Чем дольше идёт война, тем выходить становится всё опаснее, особенно с учётом уже имеющихся взысканий. В целом есть понимание, что в конечном счёте из страны уедут все несогласные, кто не способен держать язык за зубами. Видимо, в том числе и я. Но конкретно сейчас моя свобода действий ограничена необходимостью ухода за пожилыми родственниками, поэтому я вынужден остаться в России.

Автор: Дрон Медиа