logo_header

Полк "Азов": история, эволюция и причины информационных атак

25 августа 2022 г. 04:04от Дрон Медиа
Поделиться:
vkok

PhD в политологии, директор австрийской некоммерческой организации Centre for Democratic Integrity, специалист по ультраправым движениям Антон Шеховцов подготовил статью о полке "Азов", его истории и эволюции.

Статья впервые публикуется на русском языке с разрешения автора. Она была написала до убийства пленных "азовцев" в Еленовке, однако еще не потеряла своей актуальности.

Российские военные уже совершили множество военных преступлений, и все более очевидным становится геноцидный характер действий российского руководства по отношению к украинскому народу. Несмотря на массовую деморализацию и, часто — что вполне объяснимо — обращение оружия друг против друга, российские оккупанты не колеблясь обстреливают и бомбят любое здание, до которого могут добраться. Будь то жилой дом, больница, детский сад, местный совет, театр или музей. Они уничтожают все, убивают без разбора.

Иногда кажется, что они приняли определение геноцида Организации Объединенных Наций буквально как руководство к действию. Убийство членов (национальной) группы — сделано! Причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы — сделано! Меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы — сделано! А теперь начали похищать украинских детей и вывозить их в Россию. Насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую — сделано!

Чтобы отвлечь внимание Запада от огромной гуманитарной катастрофы, вызванной вторжением, Россия использует дымовую завесу из фейковых новостей. Одной из таких обманных практик является сосредоточение внимания Москвы на украинском полке "Азов", который в российских и пророссийских СМИ ошибочно называют "фашистским" или "неонацистским", "батальоном" или "ополчением". Все эти описания неверны, и в этой статье рассматривается "Азов", его история и эволюция, а также объясняются причины информационных атак на эту воинскую часть, играющую важную роль в сопротивлении российскому геноцидному вторжению.

Еще в 2014 году, когда пророссийский президент Украины Виктор Янукович бежал в Россию после того, как его режим убил более сотни протестующих, Россия воспользовалась политическими беспорядками в Украине и нерешительностью западного руководства. Она незаконно аннексировала Крым и вторглась на восток Украины. Украина с трудом могла защитить себя — годы коррумпированного пророссийского руководства практически уничтожили украинские вооруженные силы. А многие в украинской армии были просто психологически не готовы дать вооруженный отпор соседям. Злонамеренные русские лидеры явно знали об этих слабостях тогдашнего украинского общества и максимально их использовали.

Чего Москва не знала, так это силы украинских волонтерских сетей. Эти сети были созданы во время революции на Майдане, а после начала российского вторжения украинские волонтеры сформировали первые группы сопротивления, которые со временем были преобразованы в добровольческие батальоны территориальной обороны и подразделения патрульной полиции специального назначения.

"Азов" был сформирован как добровольческий батальон в мае 2014 года. Первоначальный батальон состоял в основном из футбольных хулиганов и членов украинских ультраправых, а руководила первоначальным батальоном ультраправая общественная организация "Патриот Украины".

Как и многие мои коллеги, занимающиеся исследованиями крайне правых, я крайне скептически и критически относился к первоначальному батальону "Азов" по следующим четырем основным причинам:

  • "Патриот Украины" была одной из самых расистских и антисемитских группировок в Украине. Его члены участвовали в распространении ультраправой пропаганды, а иногда и в политическом, и криминальном насилии. Этим людям было почти невозможно доверять, особенно учитывая их антиправительственную и антидемократическую риторику.

  • За очень редким исключением руководство "Патриота Украины", включая первого командира "Азова", не участвовало в революции Майдана, так как сидело в тюрьме по разным обвинениям. Они были освобождены — вместе с другими людьми, которые считались политическими заключенными пророссийского режима, — сразу после бегства Януковича в Россию. Это означало, что лидеры "Патриота Украины" не имели возможности проявить себя в драматические периоды украинской революции, и мы не знали, чего от них ожидать.

  • Крайне правые образы оригинального батальона "Азов" сыграли на руку российской пропаганде, которая представила украинскую революцию как "фашистский переворот" и все украинские добровольческие воинские части как "неонацисты". Поскольку Запад не решался помогать Украине защищаться от российской агрессии, ультраправый образ батальона способствовал дискредитации Украины Россией на международном уровне.

  • Несколько ключевых фигур, принимавших непосредственное участие в формировании батальона "Азов", имели крайне сомнительную историю сотрудничества не только с пророссийскими силами в Украине, но и с российскими политическими технологами. Более того, ни "Азов", ни другие батальоны не проводили должного отбора добровольцев, часть из которых прибыла из России. Все это создавало огромный риск, что российские оперативники захватят "Азов" изнутри и превратят его в антиукраинскую силу.

Подводя итог вышеизложенному, можно сказать, что у нас были вполне обоснованные опасения по поводу "Азова" в 2014 году, и мы не доверяли этому движению. Никто не сомневался в том, что в то время Украина нуждалась в добровольцах любого социального и политического происхождения, поскольку украинской армии тогда практически не существовало. Если вы тонете, вы вряд ли будете спрашивать спасителя о его взглядах и политических убеждениях. Но что если такой спаситель протянул вам руку лишь для того, чтобы затем убить вас по-другому?

Со временем некоторые наши опасения исчезли. В июне 2014 года "Азов" сыграл важную роль в освобождении украинского города Мариуполя от пророссийских сил, что доказало не только боеспособность "Азова", но и его истинно проукраинскую позицию. Благодаря своим боевым качествам "Азов" стал привлекать в свои ряды все больше добровольцев, причем многие из них не имели твердых политических убеждений. Осенью 2014 года батальон был преобразован в полк и зачислен в состав Национальной гвардии Украины, которая входит в состав МВД. Это создало иерархическую вертикаль, что могло максимально гарантировать, что "Азов" останется верным украинскому государству. Более того, уже через несколько месяцев после создания батальона "Азов" из него ушли люди с историей сомнительных российских и пророссийских связей. И хотя несколько русских агентов действительно внедрились в полк, они так и не смогли оказать сколько-нибудь серьезного влияния на его боевую службу.

Оставшейся серьезной проблемой было политическое восприятие полка. Из-за внутренней и международной критики крайне правого прошлого первоначального руководства полка "Азов" начал процесс деполитизации. В 2015 году ряд бывших бойцов "Азова" сформировали общественную организацию "Азовский гражданский корпус", которая в 2016 году была преобразована в политическую партию "Национальный корпус".

Они надеялись, что народная поддержка защитников Украины каким-то образом выльется в политический успех и приведет к победе на выборах. Следовательно, на тот момент отделение "Национального корпуса" от "Азова" еще не было полным — им нужно было сохранить связь, пусть даже символическую, между пользующимися уважением в украинском обществе защитниками Родины и политическим проектом. Но уже тогда было понятно, что полк выполнял приказы МВД Украины, а Нацкорпус не имел никакой власти над воинским подразделением.

Надежды партии извлечь выгоду из воинской доблести "Азова" оказались напрасными. Результаты "Национального корпуса" и других ультраправых украинских партий в опросах общественного мнения были провальными. Нацкорпус продолжал называть "Азов" своей дочерней организацией, а наивные западные журналисты и эксперты принимали все это бахвальство за чистую монету, вместо того чтобы понять, что "Азов" не является политической организацией и что его командная структура полностью отделена от "Национального корпуса".

К моменту парламентских выборов 2019 года стало очевидно, что ни одна украинская ультраправая партия не пройдет в парламент. От отчаяния украинские ультраправые объединились для участия в парламентских выборах. Однако их единый список, в который вошли члены партии "Свобода", "Национальный корпус", "Правый сектор" и нескольких мелких крайне правых групп, получил всего 2,15% голосов и не смог пройти в парламент.

Электоральный провал украинских ультраправых можно объяснить тем, что они не могут предложить никакой жизнеспособной программы модернизации украинскому государству и обществу. Единственный раз, когда украинские ультраправые добились относительного успеха на выборах, был 2012 год, когда партия "Свобода" получила 10,45% голосов. Единственная причина их относительного успеха заключалась в том, что в то время они считались самой радикальной оппозицией прокремлевской внешнеполитической программы режима Януковича. Важно подчеркнуть: они получили места в украинском парламенте не из-за своей ультраправой программы, а из-за своей радикальной критики России и ее агентов в Украине. После начала российского вторжения в Украину в 2014 году украинские ультраправые лишились монополии на радикальную критику России, а вместе с тем и всю имевшуюся у них электоральную привлекательность.

Украинские ультраправые вообще потеряли актуальность, а "Национальный корпус" и группы вокруг него пережили кризис идентичности. Они пытались экспериментировать с различными идеологическими нарративами, во многом заимствованными из ультраправых западных дискурсов, но ни один из них не работал за пределами очень узких кругов. По иронии судьбы, в то время как западные крайне правые группы пытались использовать пандемию COVID-19 в 2020–2021 годах для продвижения своих теорий заговора против истеблишмента, "Национальный корпус" проводил информационную кампанию о том, как избежать заражения, и их объяснения и рекомендации соответствовали общепринятому пониманию нового коронавируса и механизмов его распространения.

"Национальный корпус"до сих пор ссылается на свою символическую связь с полком "Азов", но это скорее политическая пропаганда, чем реальность. "Азов" же сегодня — это высокопрофессиональный отряд специального назначения. Не политическая организация, не добровольцы, не ультраправый батальон. Формально он по-прежнему подчиняется Национальной гвардии МВД Украины, но теперь во многом координирует свои боевые действия с Вооруженными силами Украины, поэтому можно ожидать, что "Азов" перейдет под командование Минобороны Украины.

"Азов" состоит преимущественно из граждан Украины разного этнического происхождения. Среди членов "Азова" есть этнические украинцы, русские, белорусы, крымские татары, евреи, грузины, греки. Но, независимо от их этнического происхождения, все они украинские патриоты, которые рискуют и жертвуют своими жизнями за суверенитет, свободу и демократию Украины.

Кремль, прокремлевские и крайне левые СМИ изображают "Азов" ненавистниками русскоязычного населения. Но мало того что бойцы "Азова" говорят в основном на русском языке между собой, они в среднем говорят по-русски лучше, чем русские оккупанты. Уже один этот факт опровергает вопиющую ложь Кремля о том, что "Азов" якобы воюет против русскоязычных на востоке Украины.

Можно спросить: почему "Азов" стал одной из главных мишеней лжи, фальши и измышлений кремлевской и прокремлевской пропаганды? Очевидное объяснение состоит в том, что нападение на "Азов" является частью дезинформационного нарратива Кремля о нацистах в Украине. Менее очевидное, но, вероятно, более важное объяснение связано с местом дислокации "Азова" с 2014 года. Это украинский город Мариуполь и его окрестности. Еще в 2014 году "Азов" внес большой вклад в освобождение Мариуполя от пророссийских сил.

Мариуполь — это не просто еще один украинский город. Если вы посмотрите на карту Украины, то увидите, что Мариуполь — самый большой и важный город, расположенный на территории, которая считается потенциальным сухопутным мостом из России в аннексированный Крым. Учитывая логистические проблемы, которые Россия испытывает с обеспечением Крыма водой, электричеством и другими ресурсами, для России крайне важно занять территории этого потенциального сухопутного моста. Но Мариуполь стоял на пути. "Азов" стоял на пути. Весь полк был в Мариуполе, сегодня часть людей в плену у россиян.

Через своих агентов в Украине и в других местах Россия и раньше пыталась уничтожить "Азов" или, по крайней мере, ослабить его военный потенциал. Особенно заметными были усилия России в странах — членах НАТО, чтобы помешать членам подразделения "Азов" пройти обучение у западных союзников Украины, а также помешать "Азову" получить передовое вооружение и технику. Усилия Кремля в определенной степени увенчались успехом. И поэтому полк "Азов", до последнего защищавший полностью окруженный Мариуполь, не имел ни переносных противотанковых ракетных комплексов "Джавелин", ни боевых летательных аппаратов "Байрактар", которые помогли бы им защитить город и спасти жизни тысяч мариупольцев. Все "благодаря" западным пророссийским политикам, псевдожурналистам, фальшивым экспертам, невежественным консультантам, которые прямо или косвенно выступали против обучения "Азова" и оснащения его передовым вооружением. Нет сомнения, что все они разделяют ответственность за гуманитарную катастрофу в Мариуполе.

Естественно, можно сказать, что люди на Западе, одержимые якобы "неонацистской" угрозой "Азова", — жертвы дисметропсии, то есть неспособности здраво судить о размерах объекта. В одном из эпизодов великого британского ситкома "Отец Тед" главный герой пытался объяснить своему менее умному коллеге, отцу Дугалу Макгуайру, разницу в размерах между маленькими игрушечными коровами в его руке и настоящими коровами в расстояние. Отец Тед потерпел неудачу, потому что у отца Дугала была дисметропсия и, откровенно говоря, он был глуп. То же самое можно сказать и о западных комментаторах, которые не видят разницы между предполагаемой "крайне правой" угрозой "Азова" и российским геноцидным вторжением в Украину. Но я думаю, что дисметропсия не может объяснить всего, и я бы скорее говорил о западной моральной прокрастинации.

Прокрастинация — это сознательное отвлечение себя незначительными действиями от выполнения действительно важных задач. Моральная прокрастинация заключается в том, чтобы отдавать предпочтение мелким интересным вещам, вместо того чтобы заниматься сложными вопросами, которые действительно имеют значение.

Мариуполь, где базировался "Азов", являлся преимущественно русскоязычным домом для этнических украинцев, русских, греков, белорусов, армян, евреев. Это был их дом до прихода русских захватчиков, которые уже убили тысячи людей и убивают, пока я пишу эти строки. Многие из погибших лежали на улицах Мариуполя, потому что каждый раз, когда родные и близкие пытались забрать их, чтобы похоронить, в них стреляли. Если людям посчастливилось подобрать мертвых, их часто приходилось хоронить в братских могилах. А те украинцы, которые выживали, были вынуждены прятаться в подвалах, где и голодали, и мерзли, и умирали.

Этот леденящий ужас психологически тяжело переварить, но мы морально обязаны осознавать, что это происходит в Европе, рядом с нами. И наша человеческая природа подталкивает нас к тому, чтобы остановить бесчеловечные военные преступления России. Но на Западе немало тех, кто, вместо того чтобы хотя бы начать постигать жестокий ужас войны России против Украины, предпочитает отвлекать себя расспросами о том, есть ли у бойцов "Азова" неполиткорректные татуировки или футболки. Это гораздо интереснее, конечно, чем противостоять российскому вторжению. Это моральное промедление, которое следует встречать с пренебрежением и презрением.

Автор: Дрон Медиа
Тэги: Украина